12:40 

Бедроград. Второй день. Понедельник.

С чего же начинался второй день? Я надеялся найти Лария Валерьевича, чтобы сдать ему заявление на театральный конкурс. Когда я подошел к собравшимся, Фауст уже начал писать новое, хотя на нашем была нужна только его подпись. Успел вовремя. Увидел, что Бровь уже сдает план курсовой Ройшу. Алеша сидела и строчила рядом. Я как назло, торопился и забыл все конспекты дома и на коленке в пути набрасывал план курсовой. Объявили что переходим и на другое место и вместо пары ОиК замена на пару Ройша. Моего как раз научного руководителя, которому я пообещал в ближайшее время план. Я немного паниковал, и пытался на ходу что-то дописать, но ничего в голову не шло. Когда дошли до мостков, на которых должны были проводиться занятия, мы на них разместились. Я достал листы, которые я попросил у Алеши и стал вслушиваться в то, что говорил Константин Константьевич. Слышно было плохо, я сидел с краю, и он в основном опрашивал нас. Я чувствовал, что все это знал когда-то, но когда он спрашивал об этом, то почему-то напрочь забывал. Златовский кинул в меня бумажкой, но я попытался сделать вид, что ничего не заметил, продолжая записывать. Не хватало еще из-за этого придурка и на этом экзамене оплошать! Когда Ройш меня спросил, я очень волновался, хотел ответить правильно и хорошо... а в итоге мямлил и недоговаривал. Стыдобища. Во втором вопросе мне очень помог Витя с "нужно докопаться до истины", и дальше Ройш повел лекцию по методологии исторического исследования, дополняя ее полезными примерами. Я все записывал, постепенно понимая, как построить первую главу курсовой.
Внезапно лекцию Константина Константьевича прервали. Нас выстроили на обыск Силовым Комитетом. У меня не было ничего запрещенного, и я спокойно стоял в строю. Сзади меня стоял Бессмертный у которого вместо конспекта был красивый рисунок домика с садом, а среди людей сновал юркий парень, громко предлагавший отдавать неположенные вещи ему, так как он уже проверку прошел. Демьян спросил, с чего бы ему помогать. И оказалось, что они с тем парнем знакомы. Он был в том самом костюме графа с маской-клювом. Он спросил, как цветок, и Демьян ему ответил, что хорошо. Яков того парня звали. И я вспомнил, как мы с ним тоже здорово танцевали. Мы уже приближались к служащим Силового Комитета, когда он объяснил свою доброту тем, что их не любит. Мне показалось, что слишком громко. Витя стоял передо мной и обыскивающих напрягло, что в его студенческом фотографии нет. Благо, Максим Аркадьевич и Ларий Валерьевич были недалеко и решили эту проблему. Когда настала моя очередь, меня обыскали. У меня были только лекции Ройша да студенческий.
Из рук в руки стал переходить выпуск бедроградских новостей. Как я и ожидал, написали о торте в лицо, но к счастью, не называя имен. Внимания и без того хватает. Кто-то подходил и спрашивал прямо - это тебе торт в лицо кинули? Я не видел смысла отрицать это.
Пришел Максим Аркадьевич, начать следующую пару, сказав, что перерыва мы не заслужили и призвав к порядку - убрать газеты, сигареты. Я сел с другого краю, но Максима было и так слышно. Он спросил, что такое государство и его признаки. Все отвечали более бойко, чем у Ройша. Когда он перешел к теории общественных формаций, я быстро набросал все виды строев, так как эту тему знал и... позорно задремал.
Странный был сон. Черная фигура, предлагавшая исполнить любое желание. Она была ласкова и внимательна. Любое желание. Я стал перебирать в голове, что же я хочу.
- Есть одна девушка.... - начал я и замолк. Мне показалось недостойным просить это, и... что за это попросят? Я долго колебался.
Расплывчатый ответ таинственной тени мне не понравился. "Потом назову цену." И тут я вспомнил одну сказку, которую мне рассказывала бабушка в детстве. О том, что один дух как-то раз помог одному человеку и попросил то, что первым бросится ему в ноги. Тот пообещал, подумав, что это будет собака, а это оказался его собственный ребенок.
- Ну, ребенка я не попрошу... - ласковый задумчивый тон тени еще больше убедил меня в том, что это будет не менее ценное.
- Я отказываюсь, - резко проговорил я. - Я справлюсь сам.
Пробуждение оказалось не из приятных.
"А теперь пора бы разбудить студента Весенина!" "Весенин!" "Эй, просыпайся!"
Голова была очень тяжелой и будто туда напустили туману. Кошмар не отпускал.
ОиК начали собирать всех. Небо предвещало грозу. Постоянно тер виски и глаза.
Шли с Алешей под одним зонтом. Рассказал ей про странный сон, не рассказав про сделку. Она поделилась, что какой-то парень рассказывал ей про свой сон, где ему странные тени говорили "мы мертвенькие, а ты мертвенький?" И спрашивал, не снятся ли ей. Мне стало не по себе. У меня не было ничего про мертвецов. Поговорили о смысле снов. Я пытался подойти к Вите, но он был занят. Тимочка, работа, газета. Мне все еще было нехорошо.
Нашли новенького, которому нужна была староста. Сообщил старосте, что ее ищут. Поднялись на мост.
Витя наконец заметил меня, когда я тронул его за плечо попросить воды. Он поделился водой и спросил, что случилось. Я начал рассказывать... но не дослушав главного, он убежал. Снова.
Сели между окнами, стало полегче. Лекция ОиК. Искали парик. Я догадывался кто это, но сдавать не собирался. Вити все не было. ОиК размахивали молоточками и бесновались. Начали лекцию о проблемах Европ. Тавры отвечали много и конкретно. Это было в какой-то степени забавно. Их даже спутали.
Снова обыскивали, по-очереди снимая с лекции. Ничего не нашли.
Казалось, что лекция длится бесконечно. Я записывал то, что успевал. Бестужев не успевал и для него повторяли отдельно.
Витя пришел только под конец лекции ОиК. Он был в каплях дохдя и очень подавленным. Говорил что-то про эпидемию тифа, для газеты расспросить... ему было дурно и по виду очень плохо. После объявления перерыва он куда-то направился. Я последовал за ним.
Меня грубо дернули за плечо и развернули.
- Ты так и будешь волочиться за ним хвостом?! Нам с ним нужно серьезно поговорить, - резко проговорил тот и рванул за Витей. Я опешил. Хвостом? Серьезно? Он мой друг вообще-то и ему плохо!

Ребята сдавали план курсовой Ройшу. Последний шанс, как мне показалось... но Витя... к черту курсовую! Подумал я и пошел за ними. Меня тут же сгребли и потащили к выходу с моста. Вити нигде не было. Это был Демьян, который в своей стальной манере спросил, где Витя. Он был очень взволнован и обеспокоен.
"Я знаю, мы не друзья, но мне нужно его найти. Он ничего тебе не говорил?"
Я ответил, что видел в последний раз с ним же и сказал, что на лекции ОиК Вите стало плохо. Не говорил, что что-то принимал. Мы бегали по всему мосту в его поисках, но так и не нашли. Демьян унесся куда-то вперед и я его потерял из виду.
Когда я вернулся внутрь, на меня налетела Алеша Жуцкая и сказала, что человека убили.
*Шок, истерика, истерика*
Почувствовал, что не в состоянии буду сидеть на паре, Алеша вывела меня на свежий воздух.
Долго сидели, она меня успокаивала, позже говорили по душам и за жизнь.
Пришли ОиК, отдубасили молоточками сказав, что никого не убили а вот сами они готовы были убить...
Снова истерика. Ушли.
Когда более-менее отошел от шока, осталось 15 мин до окончания лекции, и стало неловко из-за отсутствия. Мы пришли и сели с краю. Златовский о чем-то разговаривал с каким-то портовым. Тот требовал от него встать на колени.
Ха. Златовский. На колени перед Весениным.
Тот нагнулся надо мной и потыкал. Что-то говорил издевательски про вчерашнее, что я заслужил, я слышал крик Алеши... и у меня сдали нервы. В руках была тетрадь в твердой обложке в руках и я его ударил ею по лбу.
Тот ушел. А портовый предложил его побить. Я отказался. Сам разберусь.
Увидел Витю. Хотел к нему подсесть. Ему снова было нехорошо.
- Витя, где ты был, мы тебя обыскались...
- Он нашел, - указал на Демьяна. - А ты чего?
- Человека у-убили, Вить.
- Мне так плохо, что уже все равно.
Я понял и приобнял его. Дал воды.
Когда подошел Константин Константьевич, я понял что все. Вот сейчас он спросит про курсовую. Да что ж такое, всегда получается в такой момент...
Он сочувственно посмотрел. Предложил медицинскую помощь. Ройш обнял. Ройш. Обнял. Я растрогался и поблагодарил.
Он посоветовал идти с друзьями. И мы с Витей и Демьяном ушли.

@темы: БедроградУтопия

URL
Комментарии
2016-07-30 в 18:33 

Вирнали
...И дом мой уже не дом мой. (с)
Ройш обнял. Ройш. Обнял.

Потому что Ройш — прекрасной души человек, но шифруется.

   

Барахолка Плюшкина

главная